Главное меню
Морские приключения
Историческая проза
Герман Мелвилл
(Herman Melville)
(1819-1891)

10

последней ступеньки восседали над грозными грудами ржавых лезвий двое чернокожих оружейников и стражей. Внутренне поеживаясь, ступил меж ними добрый капитан Делано, и от сознания, что они оказались у него за спиной, у него, как у дуэлянта на поединке, напряглись икры ног.

        Но стоило ему обернуться и увидеть, как они все шестеро, точно шесть бессмысленных шарманщиков, продолжают свою работу, ничего не видя и не слыша вокруг, и он поневоле улыбнулся собственным навязчивым опасениям.

        Потом, когда они стояли с доном Бенито на высоком юте и глядели вниз на палубу, на глазах у капитана Делано снова произошел странный случай, о каких велась речь выше. Трое чернокожих и двое испанцев сидели вместе на люке и выскребали большую деревянную тарелку, на которой еще сохранились остатки их недавней скудной трапезы. Внезапно один из негров, разозленный какимито словами белого, схватился за нож и, хотя ктото из щипальщиков пакли громким голосом пытался его образумить, не обратил на этот окрик никакого внимания и нанес белому матросу удар по голове, так что хлынула кровь.

        Пораженный капитан Делано спросил, что это значит. Дон Бенито, попрежнему без кровинки в лице, пробормотал в ответ, что «молодежь просто резвится».

        – Довольно опасная резвость, – заметил капитан Делано. – Случись такое на борту «Холостяцкой услады», наказание не заставило бы себя ждать. При этих словах испанец вздрогнул и устремил на американца полубезумный взгляд; потом, словно очнувшись, с прежней вялостью отозвался:

        – О, несомненно, несомненно, сеньор.

        «Может быть, – подумал капитан Делано, – этот немощный человек – не более как „бумажный капитан“, из тех, что смотрят сквозь пальцы на зло, с которым им не под силу справиться? Я не знаю зрелища плачевнее, чем командир, когда он командир только по названию».

        – Мне кажется, дон Бенито, – вслух сказал он, глядя на щипальщика пакли, который пытался остановить ссору, – что самое разумное было бы занять работой всех ваших негров, в особенности кто помоложе, как бы бесполезна эта работа ни была и как бы бедственно ни было положение судна. Да что там! Даже я с моей горсткой людей вынужден к этому прибегать. Однажды у меня вся команда, кроме вахтенных, трое суток плела на шканцах маты для капитанской каюты, когда сам я уже считал корабль мой, со всеми матами и матросами, погибшим и целиком отдался на волю свирепствовавшему шторму, перед которым был бессилен.

        – Несомненно, несомненно, – пробормотал в ответ дон Бенито.

        – Впрочем, – продолжал капитан Делано, переводя взгляд со щипальщиков пакли на сидящих поблизости точильщиков, – я вижу, что некоторые у вас и без того при деле.

        – Да, – последовал рассеянный ответ.

        – Вон те старики, потрясающие кулаками со своих кафедр, – продолжал капитан Делано, указывая на щипальщиков пакли, – они, помоему, своего рода старосты у остальных, хотя их, как видно, не всегда слушают. Добровольно ли они взяли на себя эту роль, дон Бенито, или же это вы приставили их пастырями к вашему черному стаду?

        – Во всем, что они делают, они следуют моим распоряжениям, – раздраженно отвечал испанец, словно расслышал в тоне гостя издевку.

        – А вот эти дикари, эти шаманы, – продолжал капитан Делано, все еще с неприятным чувством поглядывая туда, где нетнет да посверкивала

 
Краткое содержание произведений

Белый Бушлат зачислен марсовым матросом. Марсовые, чьи вахты проходят на самых верхушках мачт, высоко над палубой — своеобразная матросская аристократия. Старший над ними — старшина Джек Чейс, бывалый моряк, человек неординарный, образо...

Лишь спустя несколько дней после отплытия из Нантакета капитан Ахав оставляет свою каюту и появляется на палубе. Измаил поражен его мрачным обликом и отпечатавшейся на лице неизбывной внутренней болью. В досках палубного настила заблаговременно про...

Летом 1842 г. американское китобойное судно «Долли» после полугодичного плавания достигает Маркизского архипелага в Полинезии и бросает якорь в бухте острова Нукухива. Здесь один из матросов (впоследствии, перед туземцами, он назовет себя...
Голосование
Что не хватает на нашем сайте?

ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск