Главное меню
Морские приключения
Историческая проза
Герман Мелвилл
(Herman Melville)
(1819-1891)

19

наутро обратился к нему с такой речью:

        – Мне неудобно, что моя контора так далеко от городской управы; и воздух здесь нездоровый. Словом, на будущей неделе я переезжаю, и ваши услуги мне больше не понадобятся. Говорю вам об этом заранее, чтобы вы могли подыскать себе другое место.

        Он не ответил, и более ничего не было сказано.

        В назначенный день я нанял людей и подводы, и так как мебели в конторе было мало, с укладкой справились быстро. Все время, пока уносили вещи, переписчик стоял за ширмами – я распорядился, чтобы их забрали в последнюю очередь. Но вот и их унесли, сложив, как огромную папку, и в оголившейся комнате не осталось ничего, кроме недвижимого Бартлби. Я постоял на пороге, глядя на него и прислушиваясь к внутреннему голосу, в чемто меня упрекавшему.

        Потом я вернулся в комнату. Руку я держал в кармане, а в сердце ощущал непонятный страх.

        – Прощайте, Бартлби, я уезжаю. Прощайте, и уж да благословит вас какнибудь бог. Вот, возьмитека. – И я сунул ему в руку денег. Но они упали на пол, и тут я – странно сказать – с болью душевной расстался с тем, от кого так мечтал избавиться.

        Устроившись на новом месте, я первые дни держал дверь на запоре и всякий раз вздрагивал от шагов на лестнице. Возвращаясь в контору после недолгой отлучки, я замирал перед дверью и прислушивался, прежде чем поднести ключ к замку. Но страхи мои были излишни: Бартлби не показывался.

        Мне уже представлялось, что все идет хорошо, когда однажды ко мне явился какойто взбудораженный незнакомец и спросил, не я ли до недавнего времени имел контору на Уоллстрит, в доме номер**.

        Сразу почуяв недоброе, я ответил утвердительно.

        – В таком случае, сэр, – продолжал незнакомец, оказавшийся юристом, – вы отвечаете за человека, которого там оставили. Он не желает переписывать бумаги, не желает вообще ничего делать; говорит, что предпочтет отказаться; и уходить тоже не желает.

        – Очень сожалею, сэр, – сказал я с притворным спокойствием, хотя и содрогнувшись в душе, – но, уверяю вас, человек, о котором вы говорите, для меня ничто. Он мне не родственник и не состоит у меня в учении, так что вы напрасно считаете меня ответственным за него.

        – Да кто же он такой, прости господи?

        – Не могу вам сказать. Мне о нем ничего не известно. Раньше он служил у меня переписчиком, но теперь я уже давно не пользуюсь его услугами.

        – В таком случае я от него отделаюсь. Всего хорошего, сэр.

        Прошло несколько дней, все было тихо; и хотя голос милосердия не раз подсказывал мне, что нужно повидать бедного Бартлби, какоето странное отвращение меня удерживало.

        Теперь я о нем больше не услышу, решил я наконец, когда миновала еще неделя, а никаких новых сведений о Бартлби до меня не дошло. Но на следующий же день, подходя к дверям своей конторы, я увидел там группу людей, ожидавших меня и, видимо, чемто взволнованных.

        – Вот он, вот он идет! – воскликнул тот, что стоял всего ближе, и я узнал в нем юриста, который ранее приходил ко мне один.

        – Забирайте его, сэр, и притом немедля, – громко заговорил, подступая ко мне, дородный мужчина – владелец дома номер** по Уоллстрит. – Эти джентльмены, мои съемщики, не могут больше терпеть такое положение. Мистер Б., – он указал на юриста, –

 
Краткое содержание произведений

Белый Бушлат зачислен марсовым матросом. Марсовые, чьи вахты проходят на самых верхушках мачт, высоко над палубой — своеобразная матросская аристократия. Старший над ними — старшина Джек Чейс, бывалый моряк, человек неординарный, образо...

Лишь спустя несколько дней после отплытия из Нантакета капитан Ахав оставляет свою каюту и появляется на палубе. Измаил поражен его мрачным обликом и отпечатавшейся на лице неизбывной внутренней болью. В досках палубного настила заблаговременно про...

Летом 1842 г. американское китобойное судно «Долли» после полугодичного плавания достигает Маркизского архипелага в Полинезии и бросает якорь в бухте острова Нукухива. Здесь один из матросов (впоследствии, перед туземцами, он назовет себя...
Голосование
Что не хватает на нашем сайте?

ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск