Главное меню
Морские приключения
Историческая проза
Герман Мелвилл
(Herman Melville)
(1819-1891)

20

выставил его из своей конторы, так теперь он бродит по всему дому – днем сидит на лестнице, ночью спит в подъезде. Нам всем от этого большие неприятности. Клиенты разбегаются. Пошли разговоры – боятся, как бы над ним не учинили самосуд. Вы просто обязаны чтонибудь предпринять, и как можно скорее.

        Перепуганный, я отступил перед этим потоком слов и, будь моя воля, заперся бы в своей новой конторе. Напрасно я твердил, что Бартлби для меня чужой человек, так же как и для всех здесь присутствующих. Нет, я последним имел к нему какоето отношение, и мне не уйти от ответа. Опасаясь, что имя мое может попасть в газеты (как пригрозил один из моих разгневанных посетителей), я подумал немного и наконец сказал, что если юрист позволит мне поговорить с переписчиком с глазу на глаз в его (юриста) конторе, я сегодня же приложу все усилия к тому, чтобы избавить их от предмета их жалоб.

        Поднимаясь по знакомой лестнице, я действительно увидел Бартлби, молча сидящего на перилах площадки.

        – Что вы здесь делаете, Бартлби? – спросил я.

        – Сижу на перилах, – ответил он тихо.

        Я сделал ему знак пройти со мною в контору, и юрист оставил нас одних.

        – Бартлби, – сказал я, – известно ли вам, что вы причиняете мне кучу хлопот, оставаясь в этом доме после того, как я вас рассчитал?

        Он не ответил.

        – Теперь возможно одно из двух: либо вы чтото сделаете, либо чтото сделают с вами. Скажите же мне, чем бы вы хотели заняться? Хотите снова поступить к комунибудь в переписчики?

        – Нет, я бы предпочел ничего не менять.

        – Хотите пойти сидельцем в мануфактурную лавку?

        – Там мало свежего воздуха. Нет, сидельцем я не хотел бы; а впрочем, мне все равно.

        – Что? – вскричал я. – Да вас на свежий воздух калачом не выманишь!

        – Я предпочел бы не идти в сидельцы, – сказал он, словно давая понять, что с этим вопросом покончено.

        – А место буфетчика в ресторане вас не прельщает? По крайней мере не утомительно для глаз.

        – Совсем не прельщает. А впрочем, как я уже сказал, мне все равно.

        Необычная словоохотливость его придала мне мужества. Я снова пошел в атаку:

        – Ну, тогда вы, может быть, хотите поездить, получать для купцов деньги по счетам с иногородних покупателей? Это бы вам и для здоровья было полезно.

        – Нет, я предпочел бы чтонибудь другое. – А что, если вам поехать в Европу с какимнибудь молодым человеком, которому нужен спутник, – это бы вам подошло?

        – Отнюдь нет. Мне кажется, в этом есть чтото неопределенное. Я люблю оставаться на месте. А впрочем, мне все равно.

        – Ну и оставайтесь на месте! – вскричал я, потеряв терпение и в первый раз за время наших с ним нелегких отношений давая волю своей ярости. – Если вы нынче же не уберетесь из этого дома, я буду вынужден… я… я вынужден… сам отсюда уйти, – закончил я довольнотаки глупо, не зная, какой угрозой запугать его и сдвинуть с мертвой точки. Отчаявшись в успехе дальнейших попыток, я уже бросился было к двери, но тут вспомнил еще одну возможность, мысль о которой и раньше у меня мелькала.

        – Бартлби, – сказал я, вложив в свой голос всю мягкость, какая была возможна в столь напряженную минуту, – пойдемте ко мне – не в контору, а домой, и поживите у меня, пока мы не спеша придумаем для

 
Краткое содержание произведений

Белый Бушлат зачислен марсовым матросом. Марсовые, чьи вахты проходят на самых верхушках мачт, высоко над палубой — своеобразная матросская аристократия. Старший над ними — старшина Джек Чейс, бывалый моряк, человек неординарный, образо...

Лишь спустя несколько дней после отплытия из Нантакета капитан Ахав оставляет свою каюту и появляется на палубе. Измаил поражен его мрачным обликом и отпечатавшейся на лице неизбывной внутренней болью. В досках палубного настила заблаговременно про...

Летом 1842 г. американское китобойное судно «Долли» после полугодичного плавания достигает Маркизского архипелага в Полинезии и бросает якорь в бухте острова Нукухива. Здесь один из матросов (впоследствии, перед туземцами, он назовет себя...
Голосование
Что не хватает на нашем сайте?

ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск